А.В. КУЗНЕЦОВ, сентябрь 2016 года

ЮРИДИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ПРОВЕДЕНИЯ РЕЛИГИОЗНЫХ БЕСЕД, ОБРЯДОВ И ЦЕРЕМОНИЙ В СВЕТСКИХ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ ОРГАНИЗАЦИЯХ

Законодательство о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях состоит из соответствующих норм Конституции Российской Федерации, Гражданского кодекса Российской Федерации, Федерального закона «О свободе совести…» и иных соответствующих нормативных правовых актов[1].

Конституция Российской Федерации[2], имеющая высшую юридическую силу, в ст. 28 устанавливает: «Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними».

Для совместного исповедания религии и ее распространения у граждан возникает необходимость проведения общих встреч, право на которые также закрепляет Конституция в ст. 31: «Граждане Российской Федерации имеют право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование». Под «собранием» понимается «совместное присутствие граждан в специально отведенном или приспособленном для этого месте для коллективного обсуждения каких-либо общественно значимых вопросов»[3].

Кроме этого, в законодательстве об образовании сказано: «Обучающимся предоставляются академические права на … свободу совести, информации, свободное выражение собственных взглядов и убеждений»[4].

Религиозные беседы по своим целям можно разделить на две группы: внутриорганизационные и миссионерские. Первые – направлены на повышение религиозных знаний внутри группы и не предусматривают специального статуса руководителя бесед. Вторые имеют целью распространение веры и подпадают под определение «миссионерской деятельности»[5], право на ведение которой имеют уполномоченные религиозной организацией лица.

В законодательстве о свободе совести установлен запрет на осуществление миссионерской деятельности, цели и действия которой направлены на нарушение общественной безопасности, общественной морали и нравственности, причинение материального ущерба и других антисоциальных проявлений[6].

Единственный запрет по месту ведения миссионерской деятельности – принадлежащие другому религиозному объединению помещения, здания и сооружения, а также земельные участки, на которых расположены такие здания и сооружения, без письменного согласия руководящего органа соответствующего религиозного объединения[7].

Напротив, «миссионерская деятельность религиозного объединения беспрепятственно осуществляется … в помещениях образовательных организаций, исторически используемых для проведения религиозных обрядов»[8]. К таковым объектам, бесспорно, относятся помещения, изначально строившиеся как помещения религиозной предназначенности.

Таким образом, ограничения на проведение религиозных бесед в образовательных учреждениях отсутствуют. Они легитимны в любых помещения, предоставляемых лицами, в чьем ведении они находятся. В помещениях образовательных организаций, исторически используемых для проведения религиозных обрядов, миссионерская деятельность осуществляется беспрепятственно.

Выше были рассмотрены юридические основания проведения религиозных бесед в светских образовательных учреждениях. Священнослужитель, участвующий в таких беседах, реализует право гражданина, предусмотренное ст. 31 Конституции Российской Федерации, наличие религиозной одежды не ограничивает его в этом праве. При этом он правоспособен осуществлять миссионерскую деятельность от имени религиозных организаций без уполномочивающих документов[9].

Далее следует рассмотреть вопрос о возможности проведения в образовательных учреждениях обрядов и церемоний, соответствующих исповедуемой вере. По смыслу п. 3 ст. 34.1 Закона «О свободе совести» обряды и церемонии религиозных организаций являются частью их миссионерской деятельности, однако, законодатель разделил эти виды деятельности и ввел различные нормы их регулирующие.

Проведение обрядов и церемоний, в отличие от миссионерской деятельности, законодательно не ограничено ни по целям и действиям, ни по месту реализации, причем расширен перечень таких мест, а именно:

«Религиозные организации вправе проводить религиозные обряды и церемонии в лечебно-профилактических и больничных учреждениях, детских домах, домах-интернатах для престарелых и инвалидов по просьбам находящихся в них граждан в помещениях, специально выделяемых администрацией для этих целей. В учреждениях, исполняющих наказания, проведение религиозных обрядов, церемоний и личных встреч осуществляется с соблюдением требований уголовно-исполнительного законодательства Российской Федерации»[10].

Касательно образовательных организаций, обряды и церемонии могут проводиться «в помещениях образовательных организаций, исторически используемых для проведения религиозных обрядов»[11]. Об остальных помещениях законодательство умалчивает, в связи с чем, на основании ст. 6 Гражданского Кодекса Российской Федерации применяется гражданское законодательство по аналогии[12].

Аналогия закона выражается в том, что к неурегулированным отношениям, применяется гражданское законодательство, регулирующее сходные отношения. В данном случае, проведение религиозных обрядов и церемоний в образовательных учреждениях должно регулироваться нормами их проведения в лечебно-профилактических и больничных учреждениях, детских домах, домах-интернатах для престарелых и инвалидов.

Таким образом, религиозные организации вправе проводить религиозные обряды и церемонии в образовательных организациях по просьбам находящихся в них граждан (преподавателей и студентов) в помещениях, специально выделяемых администрацией для этих целей.  Обряды и церемонии могут проводиться в помещениях, исторически используемых для проведения религиозных обрядов.

В заключение несколько слов о взаимоотношении государства и религиозных объединений. В ст. 14 Конституции закреплено: «Российская Федерация — светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом». В соответствии с этим принципом государство: не вмешивается в определение гражданином своего отношения к религии; не возлагает на религиозные объединения выполнение функций органов власти; не вмешивается в деятельность религиозных объединений; обеспечивает светский характер образования[13].

В соответствии с этим же принципом религиозная организация: создается и осуществляет свою деятельность в соответствии со своими внутренними установлениями; не выполняет функций органов власти; не участвует в выборах; не участвует в деятельности политических партий и движений[14]. Отделение религиозных объединений от государства не влечет за собой ограничений прав членов указанных объединений[15].

Светский характер образования обеспечивается до тех пор, пока обучение религии не становится обязательным предметом в том или ином учебном заведении.

Таким образом, конституционное право гражданина на свободу совести и вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию, не может быть ограничено в какой-либо образовательной организации.

Обязанность администрации учебных заведений соблюдать государственное законодательство помимо прочего закрепляется в соответствующих пунктах Правил внутреннего трудового распорядка и Правил внутреннего распорядка обучающихся.

Надзор за исполнением законодательства Российской Федерации о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях осуществляют органы прокуратуры Российской Федерации[16]. Нарушение законодательства Российской Федерации о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях влечет за собой уголовную, административную и иную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации[17].

Воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и свободу вероисповедания, в том числе принятию религиозных или иных убеждений, или отказу от них, вступлению в религиозное объединение или выходу из него влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от десяти тысяч до тридцати тысяч рублей; на должностных лиц — от пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей; на юридических лиц — от ста тысяч до одного миллиона рублей[18].

[1] Ст. 2, ч. 1. Федерального закона от 26 сентября 1997 г. № 125‑ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях».

[2] Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г.) // Российская газета. 1993. 25 декабря. № 237.

[3] Ст. 2, ч. 2. Федерального закона от 19.06.2004 г. № 54-ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях».

[4] Ст. 34, ч. 1, п. 10. Федерального закона от 29.12.2012 № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации».

[5] Ст. 24.1, ч. 1. Федерального закона от 26 сентября 1997 г. № 125‑ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях».

[6] Там же, ст. 24.2, ч. 6.

[7] Там же, ст. 24.1, ч. 4.

[8] Там же, ст. 24.1, ч. 2, п. 8.

[9] Ст. 24.2, ч. 2, п. 8. Федерального закона от 26 сентября 1997 г. № 125‑ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях».

[10] Там же, ст. 16, ч. 3, п. 1.

[11] Ст. 16, ч. 3, п. 3. Федерального закона от 26 сентября 1997 г. № 125‑ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях».

[12] Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ, ст. 6.

[13] Ст. 4, ч. 1. Федерального закона от 26 сентября 1997 г. № 125‑ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях».

[14] Там же, ст. 4, ч. 5.

[15] Там же, ст. 4, ч. 6.

[16] Там же, ст. 25, ч. 1.

[17] Там же, ст. 26.

[18] Ст. 5.26, ч. 1. Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» от 30.12.2001 №195-ФЗ.